Лист и вода

Happy birthday, James!

Оригинал взят у snowman_john в Happy birthday, James!

<<Был день рождения великого фотографа-документалиста Джеймса Нахтвея !



"Удивительно, что в самых бедных уголках нашей планеты,
где царят болезни, нищета, боль, все еще существует любовь и сострадание.
Любовь - это величайшая сила и самая большая загадка человечества."


. . .


«Я был свидетелем, и мои работы тому доказательства.
Эти события не могут быть забыты и не должны повториться.»


(Дж.Нахтвей)


Документальный фильм о Джеймсе "Военный фотограф" ещё можно найти и посмотреть в Сети, что я очень рекомендую.



И удивительно, что при облии цитат из различных выступлений Джеймса, мне так и не удалось найти стенограмму фильма, поэтому я выписал прямую речь Джеймса - то, что в фильме говорит непосредственно он - и предлагаю тем, у кого не найдётся 96 минут для просмотра, с ней ознакомится.


~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~



Также в качестве дополнений к фильму взгляните и на другие публикации о Джеймсе Нахтвее в моём журнале:


Борьба за жизнь Джеймса Нахтвея


Потрясающая и страшная галерея фотографий с комментариями.



James Nachtwey - War Photographer. Джеймс Нахтвей - военный  фотограф


Джеймс Нахтвей - из первых уст.


Перевод выступления Джеймса на мастер-классе в Москве в 2011 году.


James Nachtwey - War Photographer. Джеймс Нахтвей - военный  фотограф






15:05

Я решил стать фотографом, чтобы быть военным фотографом. Это было в начале 70-х годов. Во время войны во Вьетнаме. Фотографии из Вьетнама показывали нам что там происходило на самом деле. Они противоречили словам политиков и военных. Это были подлинные документальные фотографии, которые выступали против войны во всей её несправедливости и жестокости, показывая то, что там творилось. Я был потрясён этими снимками. И тогда я решил посвятить свою жизнь продолжению этой традиции.



Прошло много времени, пока я не почувствовал себя достаточно уверенным, чтобы делать эту работу. Прежде чем пытаться убеждать других людей, я должен был убедиться сам. В 1980-ом, я проснулся однажды ночью и понял, что я уже всё выучил, и пришло время, чтобы ехать в Нью_Йорк, чтобы становиться фотографом. Военным фотографом. Я чувствовал себя готовым ехать за границу в зону военных действий. Я получил сразу же контракты. Это было беспокойное и увлекательное время. Я был свидетелем истории. Не академического взгляда, не издалека. Я наблюдал, что происходит с обычными людьми в ходе истории. Это был действительно ценный опыт. Именно он сделал меня фотографом. Это то, что я искал. И ещё была опасность. Были приключения, риск. Я должен был противостоять опасности и чувствовать настоящие волнения людей. Это было почти как в театре, только я был на сцене, и драма писалась тут же - минута в минуту. Нужно было понять, предвосхитить события, влиться в происходящее эмоционально и интеллектуально, чтобы суметь их продолжить. Я должен был учиться развивать свой взгляд, чтобы выразить свои чувства. И для этого мне надо было их узнать. Фотографией, границами кадра я знакомился с миром и с самим собой.


27:23

На войне обычные правила поведения не работают. В "нормальной" жизни нельзя даже представить, что входишь в дом, где семья оплакивает близкого человека, и делаешь там целую серию фотографий.
Эти фотографии не были бы сделаны, если бы люди не приняли меня. Просто невозможно фотографировать такие моменты без соучастия этих людей. Без их жедания принимать меня, и согласия на то, чтобы я был там, с ними. Они понимают, что иностранец с камерой покажет миру, что выпало на их долю. Дас им голос, которого у них не было. Они знают, что они жертвы какой-то несправедливости, пустого насилия. И позволяя мне фотографировать их, они обращаются с призывом ко всему миру, к нашему чувству добра и зла.


Я стараюсь приблизиться к ним тактично, чтобы они увидели, что я уважаю их, и уважаю их ситуацию. Я стараюсь быть незаметным, говорить тихо. Я хочу, чтобы они были искренни, и я стараюсь быть искренним сам. И я хочу, чтобы они чувствовали это. И они это действительно чувствуют! Для этого не нужно много слов.


31:25

Самое непостижимое из того, что мне довелось пережить, было в Руанде. Мы не знаем точно, сколько было погибших. Считается, что от полумиллиона до миллиона. Убиты первобытным оружием: палками, камнями, мачете, в рукопашной схватке. Я был свидетелем резни и не представляю, как люди могут творить такие вещи. Откуда им приходит этот страх, эта ненависть? Это за пределами моего понимания. Очень тяжело переживать об этом.

Когда Хуту были побеждены, сотнями, тысячами они бежали в соседние Танзанию и Заир. Началась эпидемия холеры в лагере беженцев в Гоми. Десятки тысяч умерли. И я понял, что многие, кого я здесь фотографировал, могли участвовать в бойне несколько недель назад. У меня было чувство, что я лечу прямо в ад.


36:30

Я начал делать репортаж о нищих, которых очень много в Индонезии. Там царит ужасная бедность. У этих людей есть работа, семья. Это рабочий квартал. И вот, где они живут: вдоль железных дорог. Они не наркоманы, не бомжи, они работают и воспитывают детей. Они пришли из деревни в поисках лучшей жизни, и не могут платить за жильё. Они построили себе лачуги из дерева и пластика где не нужно платить за землю. Во время этого репортажа я встретил человека, у которого только одна нога и рука. Его перехал поезд ночью, когда он был пьян. Он жил с женой и четырьмя детьми на гравии между железнодорожными путями. Я видел, что он очень любит своих детей, и они тоже любят его. Он отдаёт своей семье всё лучшее, на что способен. Я провёл некоторое время, документируя жизнь этой семьи. (39:20)


49:25

Много детей работает на свалке на окраине Джакарты. Вместо школы весь день они проводят в мусоре. Смрад ужасен. Под ногами - трясина. Я в резиновых сапогах, а они носят сандалии. Невероятно, что люди вынуждены так работать, чтобы получать только 85 центов в день. Я изучил бедность в стране, где в последние годы празновался её экономический взлёт. На самом деле, рост экономики затронул только небольшую часть населения. И существует огромная, безымянная масса людей, живущая в неслыханной бедности. Вот, что я там обнаружил. Я был потрясён, почти шокирован невероятными волнениями, поднятыми отставкой Сухарто. Я хотел узнать причины, понять, что могло спровоцировать такой взрыв чувств у такого количества людей. Я полагаю, они чувствовали себя освобождёнными от гнёта репрессий. Это была надежда на равенство, социальное и экономическое, которого лишали многих людей долгое время. (52:00)


61:36

Очень важно внутри оставаться сосредоточенным. Приходится очень быстро принимать много важных решений. Нужно быть спокойным, никогда не уступать панике. Это элементарные вещи, возможно, бесполезно об этом говорить. Я просто пробую представлять ситуации, в которые я могу попасть, и анализирую их в своей голове. Всё происходит на уровне подсознания, этот способ подготовить себя мысленно. (62:30)


65:10

Каждая ситуация уникальна. И каждую из них нужно заново изучать. Каждый раз. Важен инстинкт и важно знание, осведомлённость. Интуитивное понимание событий. (65:40)


66:35

Страх не важен... Важно как с ним управляться. Спросите марафонца, бывает ли ему больно? Конечно! Но как он ею управляет? Риск одинаков для всех. Мы все знаем - это может случиться. Каждый раз, когда мы уезжаем. Каждый день. Мы знаем, на что идём. Такая у нас работа. И это известно с самого начала. Никто не жалуется, это часть нашей профессии. (67:30)


72:02

Пожалуй половину своей карьеры я прошёл в Африке. С разными темами. Одна из этих тем, пожалуй, самая трагическая, самая разрушительная, это - голод. С самого начала это был не естественный голод. Это был продукт войны. Голод - старейший инструмент масового истребления. Очень примитивный... и очень эффективный. Важно понимать, что большая часть этих фотографий сделана в центрах помощи, в местах, куда послали еду. Мы не фотографируем умирающих от голода людей, не помогая им. Мы не бросаем их на произвол судьбы. Всё труднее публиковать серьёзные темы. Особенно... в последние годы, становится ещё тяжелее и тяжелее. Наше общество преследуют шоу-бизнес, звёзды и мода. Спонсоры не желают видеть, как их товары помещают рядом с изображениями людских трагедий. Это вредит их обороту. Я делаю свои фотографии для средств массовой информации. Я не стремлюсь, чтобы мои картины выглядели как произведения искусства. Они - форма общения. Когда своей работой я чего-то добиваюсь, я радуюсь. Но нужно ещё столько сделать... У меня нет чувства завершённости, нет чувства удовлетворённости. И настоящего "счастья" тоже, потому что речь всегда идёт о трагедии и несчастье других. В лучшем случае это горькое удовлетворение от того, что возможно я обратил внимание людей на эти проблемы. Возможно, я чего-то добился... но это как зыбучие пески. (75:50)


78:50

Я был молод, неопытен, любопытен, я жаждал приключений и путешествий... С годами моя истинная цель становилась всё чётче. Люди, которых я фотографировал, стали важнее, чем я сам.


80:37

"как Вы контролируете свои эмоции?" - Потому что я должен это делать. Идти туда, чтобы потом нервничать, было бы бессмысленно. Я направляю свои эмоции в свою работу. Всё, что я испытываю: гнев, разочарование, сомнения, скорбь... Я это вкладываю в свои фотографии.


81:43

Всё труднее делать серьёзные публикации, которые не уводят людей от реальности, а напротив, демонстрируют эту реальность, говорят о чём-то, более важном, чем мы. И я думаю, что люди заинтересованы в этом. Я думаю издатели очень часто недооценивают своих читателей. 82:17


82:45

В конце концов я верю, что люди действительно хотят знать, когда происходят трагические события, когда что-то ... когда в мире случается что-то неприемлемое. И они хотят, чтобы что-то делалось. Это - то, во что я верю.

"22 мая . Дорогой мистер Нахтвей, я прочитал историю семьи Sumarno и не могу прийти в себя. Муки и лишения, перенесённые этой семьёй невообразимы. Я получаю только 396 долларов социальной помощи в месяц, но я буду посылать по 20 долларов в месяц этим людям, пока у меня будет такая возможность." -

Мы должны увидеть обратную сторону! И мы должны что-то делать. Если не мы, то кто это сделает?


87:15

Почему я фотографирую войну? Возможно ли с помощью фотографии изменить поведение людей, которое было испокон века? Эта идея может показаться смешной, но именно это меня вдохновляет. Для меня сила фотографии в способности пробуждать человеческие чувства. Если война убивает человеческие качества, то фотография могла быть рождена как нечто противоположное войне. Как существенный компонент противоядия войне. Когда кто-то берёт на себя риск идти в центр военных действий, чтобы показать другим странам, что там происходит, тогда он пытается вести переговоры о мире. Поэтому, наверное, разжигатели войны не любят фотографов. На фронте всё воспринимается крайне непосредственно. Вы видите не фотографию на странице журнала в десяти тысячах миль от себя, рядом с рекламой часов Rolex. Вы видите страшную боль, несправедливость и нищету. Если бы каждый мог увидеть собственными глазами, хотя бы один раз, что делает белый фосфор с лицом ребёнка, какую нестерпимую боль приносит всего одна пуля, или как осколок снаряда вырывает ногу ... Если бы все мы могли пережить этот страх хотя бы один раз, мы бы поняли, что ничто не может оправдать причинения таких страданий даже одному человеку, а тем более тысячам. Но все не могут там быть. Поэтому туда идут фотографы, чтобы показать этих людей, зафиксировать их и обратить внимание на то, что там происходит. Создавать сильные изображения, чтобы противостоять приукрашиванию СМИ, и встряхнуть людей и их безразличие. Протестовать, и этим заставить протестовать остальных. (90:12)


93:10

Хуже всего, что как фотограф, я пользуюсь несчастьем других. Эта идея меня преследует. Каждый день. Потому что я знаю, если однажды моё честолюбие и моя карьера окажутся важнее моего сострадания, значит я продал свою душу. Единственный способ оправдать свою роль - это уважать тех, кто страдает. Именно благодаря этому уважению меня принимают другие, и тогда я могу принять себя сам.



~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Дополнительная информация















This entry was originally posted at http://snowman-john.dreamwidth.org/35092.html. Please comment there using OpenID.