«Восставшие из рая». Генри Лайон Олди.



Самое крыше сносящее произведение из всего цикла Бездны голодных глаз Генри Лайон Олди

Здесь даже бессмысленно описывать сюжет, только своё восприятие, да и без прочтения книги сомневаюсь, что оно кому-то будет понятно.

Реальный мир призрачными костяшками пальцев регулярно стучится в стеклянные двери сущностей главных героев. Но открыть ему нет никакой возможности. У героев совершенно теряется представление о том где находятся эти двери, зачем их открывать, а затем постепенно пропадает осознание того что же такое двери. Были ли они когда-то, либо это сказки стариков, ведьм, Сарта, бродящего между двух миров и водящего за собой странников, не своей волей туда попавших.
И стареют на глазах они в новом мире и видят Книгу, говорящую голосом Зверя. Зверя читающего людей, Зверя в своих умениях и фантазиях забредшего так далеко, желающего не только читать людей, но и писать ими. Писать книги людьми. И уносятся в другие миры их сущности, миры, которые так же реальны для живущих в них. В которых возможно сделать больше …

И выбрал зверь себе Главу, над всеми, возвышая его, наделив его силой брать всё на себя. И отныне есть рай. Рай, в котором нельзя нарушить закон … кармы. Кармы дающей всем по заслугам. Рай – место справедливости. Интересная интерпретация религиозного рая.
А он есть Глава. Он шагнул в рай с целью найти ту, с которой разделил их туман. И отныне брал он все на себя, все грехи райские, освобождая людей от справедливости, от воздания по заслугам и настал истинный рай, беззакония, рай в котором можно делать абсолютно всё без последствий воздающих по заслугам.
А ведьма была молода, ведьма очнулась в раю, без тела. Зверь в книге, Книга в Звере, противоречащее сочетание физической сути объектов. И тяжела была жизнь Зверя, думающего, говорящего, видящего, желающего читать и читающего, но не закончившего читать ведьму и с жаждой неудовлетворенности гоняющегося за ней, чтобы прочесть до конца и поглотить. Но уставшего быть Книга-Зверем и просящего о смерти, умолявшего, вкладывающего в руки меч, которого нет, чтобы рукой которой нет пронзили его освободив от страданий безумия.
Трагические события способны затмить любую светлую, чистую душу, прожитые века одиночества заползают в неё тьмой вечной, бездонной, пугающей разрушающей. Тьмой открывающей силу сеющую смерть и разрушение.
Тьмой убивающей, подбрасывающей, мертвенно отражающейся в глазах носителя. Пугающей всех кто заглядывает в них. Подбрасывающей, пронзенного мечем, которого нет, Зверя и безжалостно убивающего его.

А Книга, шлёпнувшись на стол истлела, пронзённая мечем, которого нет, и разлетелась обгоревшими листами по перекресткам миров.
И вернулись они сквозь туман втроём… как пришли втроём так и вернулись. И встретил он ту, с которой расстался на целую вечность.

А память о том, что было за гранью... память липким ужасом вернулась к нему, вырвавшись криком из губ её, когда подошли в мире реальном те…кого он узнал там… за гранью. И нет представления больше, где здесь реальность, а где сон. Где рай, а где Книга, а была ли Книга? И можно ли восстать из Рая… живыми?


http://www.proza.ru/2016/01/07/1352